ГРЕБНОЙ КЛУБ «ЗНАМЯ»

 

 

Нельзя забывать хорошее

 

Я попал в гребной клуб «Буревестник», что находился на Крестовском, на ул. Ольгина, 6, вместе с одноклассниками. Теперь в этом клубе располагается Профсоюзная лига боксёров. Вспоминая всё это, думаешь, как всё-таки нам, мальчишкам 60-х годов прошлого столетия, было хорошо. Ведь сколько можно было перепробовать видов спорта и найти то своё, что по душе. Это не только у меня сложилось так, это была отлаженная система физического воспитания в стране. Она давала возможность в первую очередь развиваться физически. А кто хотел, мог покорять спортивные вершины.

Нельзя забывать хорошее. Нужно адаптировать накопленный багаж к современным условиям, и тогда будет меньше праздно шатающейся молодёжи, у которой спорт заключается только в том, кто больше выпьет пива. И не будет этой ужасающей статистики, что только 20 процентов занимается физкультурой. Считаю, что мне повезло. Мои тренеры были увлечены своей работой. И они, конечно, были не только людьми, которые тренировали мышцы, но занимались и воспитанием. Воспитывали своим отношением к работе, своим поведением в жизни, и если я чего-то достиг не только в спорте, но и в жизни, этому я обязан им. Спасибо им за это.

Валентин Моисеевич Кабищер

Первым моим тренером в академической гребле был Валентин Моисеевич Кабищер. До начала тренерской деятельности он работал преподавателем в школе. Высокообразованный человек, Валентин Моисеевич очень чётко подходил к тренировке. Занятия всегда начинались в строго обозначенное время и всегда с построения, во время которого говорилось не только о спорте, но и о жизни вообще. В моё время у него тренировалось около 100 человек, и ко всем было одинаково доброе отношение. Он был единственным тренером, который вместе с ребятами бегал, а это были и длительные тренировки. И всегда они проходили с шуткой, поддержкой слабого.

Однажды, были незабываемые ощущения, когда мы с напарником Евгением Корниенко разогнались в «двойке» до максимальной скорости, и наша лодка «полетела», поднялась над водой. Я чувствовал, что мы как бы летим, и не надо прикладывать никаких усилий для того, чтобы она так и продолжала движение. Нас видел старший товарищ, хороший «одиночник» Владимир Богданов. Когда мы причалили к плоту, он восторженно сказал, что только такой он и представляет настоящую греблю, какую продемонстрировали мы.

Воскресные тренировки – и беговые, и лыжные – Валентин Моисеевич любил проводить за городом. Если это был Зеленогорск, обязательно забегали в Репино посмотреть на усадьбу знаменитого художника. Для лыжных тренировок всегда выбирались живописные места Кавголова. Вопрос раздевалки для Кабищера не составлял проблемы – в Зеленогорске была автоматическая камера хранения. Причём всегда приезжали рано, чтобы своими переодеваниями не шокировать публику.

Во время таких тренировок случалось всякое. Помню, в Токсове, уже проехав на лыжах километров 30, наткнулись на паренька, сломавшего ногу и замерзавшего в снегу. Мы быстро соорудили носилки и понесли его по глубокому снегу к дороге, а это около 10 км, и ничего, никто не роптал, а самое главное – не заболел, хотя температура была -25 градусов. Потом Валентин Моисеевич не поленился, каждому из участников спасательной операции написал в школу письмо. Так мы стали героями.

В.М. Кабищер подготовил много призёров чемпионатов СССР. Сергей Шевченко стал призёром чемпионата мира. А главное – несколько сотен мальчишек познали радость гребли в академической лодке, такой хрупкой и такой стремительной. Со многими из них я встречаюсь. Кто-то руководит производством, кто-то занимается наукой. Они с ностальгией вспоминают годы, проведённые в гребном клубе «Буревестник». Кто-то и сейчас, по прошествии стольких лет, ещё гребет во сне. Они патриоты своего клуба, а значит, и своей Родины, потому что клуб для них – малая родина.

Когда в 1999 году стало ясно, что «Буревестник» будут отнимать у гребцов, ученики Кабищера Саша Кравцов и Леша Суханов делали, что могли, чтобы этому помешать. Сам Валентин Моисеевич «отбил» гребную базу в советское время, когда начали строить на Крестовском больницу им. Свердлова. К нашему несчастью, «Буревестник» находился рядом, и всё сводилось к тому, что место,где занимались спортсмены-гребцы стало необходимо для расширения территории больницы. Помогло тогда письмо, которое написал мой тренер Алексею Николаевичу Косыгину – премьер-министру СССР. Косыгин, учась в текстильном институте, сам занимался греблей. Видимо, у него была ностальгия по тем временам, потому что я видел его на трибунах гребного канала в Крылатском в Москве. Последовала директива в Ленинград, и «прихватизация по-советски» приостановилась. А тут неожиданно в один из дней базу посетил тогдашний первый секретарь обкома КПСС Г.В. Романов. И, конечно, на «Буревестнике» был только В.М. Кабищер. Он-то и рассказал, что на базе тренируются около 1000 гребцов, в том числе студенты из девяти вузов города. После этого всякие «посягательства» на наш клуб прекратились. Тогда гребцы отстояли клуб на Крестовском острове. А вот за Каменный остров, видно, было некому бороться. Уже в постперестроечное время, когда финансирование базы практически прекратилось, Кабищер обращался за помощью в английское консульство – ведь это их соотечественники 140 лет тому назад организовали на этом месте клуб «Стрела». Вразумительного ответа не последовало.

И не случайно, когда боль за Крестовский остров стала невыносимой и надо было что-то делать, я сразу созвонился с моим первым тренером. Валентин Моисеевич, посмотрев мои наброски письма Президенту России о том, что творится на острове, сделал ряд существенных замечаний и посоветовал обратиться в администрацию полномочного представителя Президента по Северо-Западному округу. Там сказали, чтобы копию письма прислали им, и я так и сделал, собрав подписи олимпийских чемпионов и заслуженных тренеров СССР и России. Составить письмо помогло много людей, настоящих патриотов своего города. Они собрали ещё тысячу подписей. Здесь не могу не вспомнить Глеба Александровича Васильева – ветерана гребли на байдарке. На его счету 167 подписей в защиту Крестовского – да каких! Двадцать заслуженных мастеров спорта, мастера спорта международного класса. Одним из первых подписал письмо почетный гражданин города Михаил Михайлович Бобров, покоритель Северного полюса в 75-летнем возрасте.

Когда решили по поводу письма президенту собирать пресс-конференцию, возникли определённые трудности, и помог их разрешить директор теннисных кортов Валерий Константинович Воробьёв. Он был последним директором гребной базы «Буревестник», и я видел, как тяжело он переживают её потерю. Ведь им немало было сделано, чтобы на базе появились новые спортивные сооружения, стало удобней тренироваться.

Вторым тренером, который «приложил руку» к моему становлению, а правильней сказать – сердце, была Евгения Константиновна Трубач. Она была хранительницей традиций гребного клуба «Буревестник», который основали в 1864 году англичане, а именовался он «Стрела». Её жизнерадостность и любовь к гребле передавалась нам, и мы видели в клубе свой второй дом, где проводили всё свободное время. Евгения Константиновна из-за любви к любимому делу ежедневно приходила в клуб и возилась с нами, мальчишками и девчонками, отдавала частицу себя. И, наверное, поэтому, когда клуб «Буревестник» отобрали профессионалы-боксёры, именно её ученики встали на защиту. И хотя сейчас силы не равны, они всё равно, как настоящие спортсмены, пытаются идти до конца и разобраться, почему в угоду чьим-то интересам зачёркивается 140-летняя история клуба «Стрела – Буревестник», в котором жили и тренировались несколько поколений петербуржцев-ленинградцев.

Первых больших успехов в спорте я достиг под руководством Владимира Васильевича Малика. В этот период я уже стал студентом знаменитой «Корабелки» (ныне – Морского технического университета). Здесь обучались многие выдающиеся гребцы города. Здесь, конечно, надо сказать о Константине Михайловиче Немчинове и Людмиле Ивановне Сипченко – преподавателях института. Без их помощи многим из нас было бы трудно поступить, а главное закончить этот замечательный вуз. Владимир Васильевич сам участник Олимпийских игр 1964 года, кандидат педагогических наук – сумел свой практический опыт и теоретические знания включить в систему тренировок, которая привела к победе четвёрки с рулевым, в которой выступал и я, на первенстве ВЦСПС, Кубка СССР. Уже работая в сборной, он ещё подготовил призеров Олимпийских Игр 1976 года.

Наиболее запомнившееся выступление, к которому нас подготовил Владимир Васильевич, это гребной марафон на призы гребного клуба «Энергия» в 1973 году. Тогда мы установили рекорд, пройдя 20 км вокруг Каменного и Крестовского островов за 60 мин. 8 сек., и я горжусь тем, что он так и не побит.

После удачного выступления в 1973 году нашу четвёрку рассматривали как кандидата в сборную страны. Уже начался новый цикл подготовки к Олимпиаде 1976 года, и нужны были новые кадры. Так мы попали с моим напарником Евгением Корниенко на установочный сбор в город Мингечаур, что находится в Азербайджане. Прошли все испытания и в Монреале на Олимпийских играх четвёрка распашная с рулевым, в составе которой был и я, завоевала золотые медали.

Всем своим тренерам хочу сказать спасибо. Они вложили в меня частичку себя, и я счастлив, что судьба свела меня с ними.

 

Александр СЕМА, олимпийский чемпион,
заслуженный мастер спорта, кандидат педагогических наук

 

 

Оригинал статьи

 

 

г. Санкт-Петербург, Вязовая ул., д. 4