ГРЕБНОЙ КЛУБ «ЗНАМЯ»

 

 

А я ясные дни оставляю себе

 

На гребной базе «Динамо» было всегда многолюдно, шумно и весело. Одни выходили на воду, другие возвращались с тренировки, третьи забирались на крышу деревянного, постройки 30-х годов, здания, где находился солярий, и загорали под нескончаемые разговоры. Среди сверстниц особенно выделялась бронзовая от загара, высокая, статная, стриженая под «мальчишку» одиночница Галя Ермолаева.

Она притягивала взгляды и, чтобы скрыть смущение, отгораживалась от окружающих маской серьезности. Девчонки ей завидовали, мальчишки не решались показать свое расположение, уж слишком самостоятельной она казалась. Все их «ухаживания» сводились к тому, что они уступали первенство выхода с плота на воду или помогали вынести на берег тяжеленную от воды одиночку.

А тренеры, видя ее физические данные, упорный характер и завидное трудолюбие, прочили Галине большое спортивное будущее. Так оно и случилось. Она стала заслуженным мастером спорта,  серебряным призером в четверке парной на Олимпийских играх 1976 года в Монреале, чемпионкой мира 1974, 1975 года в двойке парной, чемпионкой Европы 1971, 1972 года, многократной чемпионкой СССР. Защитила кандидатскую диссертацию. За достижения в спорте награждена медалью «За трудовую доблесть».

Начиналась её спортивная биография на…велотреке. Но однажды на тренировочном сборе в Кавголово она увидела на озере лодку, и ей захотелось самой очутиться в этой лодке. Вскоре представился случай, который изменил всю её дальнейшую жизнь. Она села за вёсла и, вернувшись из спортивного лагеря, уговорила сестру пойти в гребной клуб «Буревестник». Вскоре в восьмерке они выиграли первенство города, но для Гали это была последняя гонка в этой команде: девочки переходили в более старшую возрастную группу, сестра осталась в восьмерке, тогда она села в одиночку. Грести одной ей понравилось даже больше, чем в команде. Вскоре по соотношению времени она стала выигрывать у… восьмерки. Вместе с тренером Виктором Васильевичем Тарасенко они всем коллективом перешли в «Динамо».

В «Динамо» уже была одна перспективная одиночница — Вера Федорова. Галя тоже в своем возрасте выиграла Первенство Союза в одиночке, а в следующем сезоне вместе с москвичкой Надеждой Прониной отличилась в двойке парной. Пока они с Верой выступали в разных возрастных группах, проблем не возникало, но вскоре Ермолаева поняла, что такое быть вторым номером. Выиграв зональные соревнования, которые проходили в Кавголово, Галя добыла путевку в Шяуляй на Первенство Союза. Но тут в «борьбу» вмешались интересы спортивного общества: Вера имела право последний год выступать в разряде юниорок, где за первое место присуждали звание мастера спорта. Рассудив так, что Ермолаева молодая и у неё всё впереди, а у Веры есть шанс стать мастером спорта, Галю заявили на гонку среди женщин.

Но все получилось не так, как хотели тренеры, правда, «Динамо» в итоге получило то, что хотело: одного мастера спорта. Вера Федорова заняла второе место после Геновайте Ромашкене, а Ермолаева пришла на финиш третьей и получила право на присвоение звания мастера спорта СССР.

Четверка «сестёр»: Кондрашина Елизавета, Ермолаева Галина, Кондрашина Анна, Ильинская (Ермолаева) Татьяна. Осенний гребной марафон. 1973 год.

Поступив в Институт физкультуры им. П.Ф. Лесгафта, Галя попросилась в группу к Владимиру Александровичу Кирсанову, который тренировал четверку парную. Ей нравился микроклимат в этом коллективе: тренер заботился о своих воспитанницах, на лыжи вставал во главе группы, а девочки его не подводили — были работящие и дружные. Правда, он сказал, что будет только писать новенькой планы тренировок, а больше времени уделять не сможет. Но Галю устраивал и такой вариант.

Г.Ермолаева с тренером Ю.С.Тюкаловым. 1973 год.

Тренироваться у олимпийского чемпиона мечтали многие, но у Юрия Сергеевича всегда было лишь несколько подопечных. Он считал, что, если хочешь, чтобы воспитанники добились успеха, надо каждому уделять достаточное количество времени. Невзирая на тренерские заботы, Тюкалов не оставлял и свою профессиональную деятельность художника по металлу. Так что он берег свое время и приучил воспитанников не тратить его понапрасну. Когда его подопечная Елизавета Кондрашина осталась без напарницы, Тюкалов предложил Галине составить ей компанию.

Чемпионки Европы 1971 года в двойке парной Ермолаева Галина и Кондрашина Елизавета.

С Лизой у них особых проблем не возникало: в 1971 году на чемпионате Европы в Венгрии они стали серебряными призерами, в следующем году в Дании завоевали чемпионский титул.

Чемпионат Европы. Галина Ермолаева и Елизавета Кондрашина. Копенгаген, озеро Багсверд. 1971 год.

В 1972 году выиграли чемпионат страны, Европы, а затем двойка «распалась». Лиза захотела выступать в одиночке, а Галя решила передохнуть, ведь позади были почти десять лет тренировок, соревнований, да и другие проблемы появились, которые надо было срочно решать.

Первый Мемориал Николая Баленкова. Победителей награждает Михаил Баленков: Е.Кондрашина, Л.Андреева, Г.Ермолаева, А.Однолетков, Г.Коршиков, Л.Кошель. Судья – М.А.Вологдин. 1973 год.

Сезон 1974 года начался удачной гонкой на Большой Международной Московской регате. Галя показала хороший результат в одиночке. Отдых пошел на пользу. Но в сборной снова проблема: Елена Антонова остается без напарницы, и Виктор Степанович Алешин предлагает Ермолаевой стать её напарницей. Дуэт получился сразу: весь сезон они выигрывали гонку за гонкой. Всего полтора месяца прошло с того дня, как судьба свела их в одном экипаже, а они уже собрались на чемпионат мира в Швейцарию, выиграв гонку на чемпионате Союза.

Швейцария встретила неприветливо: дул сильный ветер, создавая волну. Первая же гонка выявила лидеров: им предстояло бороться со старыми знакомыми — сильными экипажами из ГДР, ФРГ, Польши. До финала  дошли без приключений, а в финале начались проблемы:  проиграли старт, сильный ветер не давал возможности поймать ход, весла задевали за гребешки волн.

На берегу переживал тренер Виктор Степанович Алешин. Перед гонкой он дал установку пройти первую половину дистанции по возможности экономно, а затем вырываться вперед. Помня наставления тренера, они так и старались делать. На второй половине дистанции пошли более уверенно и, набирая преимущество от гребка к гребку, финишировали первыми. Так в Люцерне Ермолаева с Антоновой стали победителями первого чемпионата мира по академической гребле среди женских команд.

Первая гонка в Ноттингеме на следующем чемпионате мира в 1975 году не заладилась. Будучи в ранге чемпионок мира, им пришлось пробиваться в финал через утешительный заезд. Гребля разладилась так, будто каждый греб отдельно, лодка ни с места, шла, как по песку. Может быть, подействовало то, что в предварительном заезде сразу попали с самой сильной командой, а в финал выходил только один экипаж.

Чтобы снять стресс от первых неудач, Галя первой завела разговор с напарницей. Поговорили, разобрали ошибки, настроились на утешительный заезд, который на следующий день выиграли. А потом был трудный финал. Со старта лидерство захватила двойка из Болгарии, которая уверенно выиграла полуфинальный заезд у соперниц из ГДР. Наши по крохе, по сантиметру доставали болгарок. Главное было сохранить присутствие духа, не сбавить темп и на финише прибавить еще. У немецкой команды они выиграли 1,2 секунды, а болгарки финишировали только третьими.

Победители Чемпионата мира: Ермолаева Галина и Антонова Елена. Ноттингем. 1975 год.

За годы в сборной команде Галя пробовала грести в двойке со многими девушками: с Анной Ланщиковой, Мирой Брюниной, и другими, но все это были «не её» напарницы. Только с Лизой Кондрашиной и с Леной Антоновой ей было хорошо и удобно. Лена была очень целеустремлённая, а главное, она верила в себя, в свою путеводную звезду.

Эта ее вера в свои силы, в возможность побеждать не только в двойке, но и в одиночке, во второй раз лишила Галю напарницы. А впереди на горизонте проступали контуры олимпийского Монреаля. Впервые на Олимпийских играх дебютировала академическая гребля в женском исполнении.

В экипаж четверки парной проходил настоящий конкурсный отбор. Пробовались разные варианты, классных спортсменок было много, каждая в отдельности показывала приличные результаты, и наконец-то сделали выбор. При подборе состава руководители думали не только о спортивной стороне — качественной гребле, но и о том, сколько очков и медалей принесет попавший в призеры своему региону.

Запасной в четверку парную взяли Людмилу Парфенову как раз по такому принципу: Ленинград свой лимит исчерпал — две гребчихи из четырех были с берегов Невы, а значит, третья уже не имела права. А ведь с Парфеновой лодка шла лучше, она была надежный боец, но, когда Ермолаева высказала своё мнение на этот счёт, её тут же  одернули —  можешь с ней поменяться местами.

Подготовка к Олимпиаде шла на озере Иссык-Куль, которое больше напоминало море. Места более неподходящего нельзя было найти. Киргизское озеро было расположено на высоте 1609 метров над уровнем моря между Тянь-Шаньскими хребтами Кунгей-Алатау и Терский Алатау. Растительности мало, днем палящий зной, на соленое озеро, на воду можно было выходить либо ранним утром, либо поздно вечером. Так несерьезно готовиться к самому ответственному старту было просто непростительно…

Финальная гонка в Монреале проходила в жесточайшей борьбе. Четверка ГДР «стрельнула» со старта, а за ней плотной группой шли три команды: русские, болгарки и румынки. К середине дистанции наши возглавили погоню за немками, но метров за 250 болгарский квартет выдвинулся вперед. За сто метров до финишного створа три лодки снова шли нос в нос. На мгновенье советская четверка опередила занявших третье место румынских спортсменок, а немецкая команда праздновала победу.

Когда Ермолаева закончила выступать, пришла в «Знамя». Ей предложили набрать новичков и самой вывести их в мастера. Интерес к тренерской деятельности, не разгоревшись, угас, и тогда она пошла в аспирантуру. Хоть таким способом можно было передать накопленный опыт.

На полставки устроилась в «Спартаке» помогать Евгению Корниенко. Лариса Мерк, Татьяна Коношенкова, Елена Александрова и другие девушки, добившиеся высоких результатов, были и её ученицами тоже. Азы гребли она давала своим детям Антону и Маше Сема. Когда сыну исполнилось 10 лет, она стала брать его с собой в летний спортивный лагерь, где он на равных тренировался с учащимися спортивного интерната и даже выигрывал на прикидках. В 17 лет, выступая в одиночке, Антон стал самым молодым участником Олимпийских игр в Атланте.

Галина Никаноровна защитила диссертацию, в Лесотехнической академии на кафедре физвоспитания начала с должности преподавателя и дошла до доцента.

Четверка парная в составе: Г.Ермолаева, Л.Андреева, Т.Потапова, Е.Кондрашина. Филадельфия, США. 1996 год.

Порой ей кажется, что она никогда не бросала грести, а плавно перешла из одного состояния в другое: стала выступать в разряде ветеранов. Добралась до самой Австралии, гонялась в Америке и европейских странах, привозила домой медали, множество впечатлений и хорошее настроение. Принимала участие в туре ФИСА в Литве, в Ленинградской области и Санкт-Петербурге, по Москве-реке прошла 25-и километровый марафон.

Галина Ермолаева и Стив Редгрейв. 2013 год.

Все продолжается. Дети выросли, «прошли» через академическую греблю, получили высшее образование и выбрали свой путь. Внук Антон не разочаровывает – он уверенно держится в лодке, продолжая семейные традиции.

Галина Ермолаева с внуком Антоном Сема. 2013 год.

Все идет по кругу и возвращается.

Галина Ермолаева.

 

 

 

г. Санкт-Петербург, Вязовая ул., д. 4