ГРЕБНОЙ КЛУБ «ЗНАМЯ»

 

 

В своей стихии

 

Кому сказать, не поверят, но первым серьёзным соревнованием по академической гребле для Анны Крыловой (Кондрашиной) стали гонки на…Олимпийских играх в Монреале в 1976 году. Принято считать, что исключение из правил, конечно, иногда происходит, но не в этом случае. Чтобы добиться серьёзного успеха в таком сложном виде спорта, как академическая гребля, нужны годы тренировок. С лёгкой руки тренера, олимпийского чемпиона Юрия Сергеевича Тюкалова, произошёл как раз такой редкий случай – мастер спорта СССР по плаванию на втором году обучения гребле попаа  в олимпийскую сборную. Этим мастером была Анна Кондрашина,  младшая сестра воспитанницы Тюкалова заслуженного мастера спорта и к тому времени дважды чемпионки Европы Елизаветы Кондрашиной.

Анна оказалась способной ученицей, и схватывала на лету особенности техники гребли, которые ей преподавал Юрий Сергеевич. Ну, а физические данные у пловцов – дай Бог каждому. Тем более, что стаж в плавании у Анны был достаточно велик – целых девять лет упорных тренировок в бассейне Гороно («Радуга»). В десятом классе воспитанница спортивного интерната Анна Кондрашина, будучи уже мастером спорта по плаванию, решила переквалифицироваться в другой водный вид спорта. Тем более, что тренер по плаванию прогнозировал пик её результатов лет этак через десять. Если мечтать о высоких достижениях, то в гребле их достичь вполне реально гораздо раньше.

Анна решила капитально поменять свою дальнейшую жизнь в спорте, и даже сдала документы в Институт физической культуры им. П.Ф. Лесгафта на отделение гребли. Правда, грести она ещё не научилась, но к тренировкам уже приступила. А вот на вступительном экзамене по плаванию ей в зачётку поставили «4». Судьи решили, что время 50 секунд, высветившееся на секундомере, ошибка. По их мнению, гребец не может проплыть дистанцию так быстро. И приписали к результату Анны одну минуту. Это тянуло только на четвёрку. Уверенная в своем результате Анна, не заглянула в зачётку в бассейне, и только дома увидела оценку. Вернувшись в бассейн, она опротестовала результат, доказав, что она мастер спорта по плаванию.

Документы на отделение гребли у Анны принимать не хотели, потому что у неё ещё не было разряда по этому виду спорта. Но и эту проблему удалось уладить.

Училась Анна в одной  группе с олимпийским чемпионом Николаем Ивановым и мастером спорта международного класса Владимиром Поляковым. Правда, в студенческой аудитории члены сборной команды страны появлялись не часто, постоянно уезжая из города на тренировочные сборы.

Ю.Тюкалов поставил Анне технику, но много заниматься с ней у него не было возможности. Его подопечные Елизавета Кондрашина и Галина Ермолаева постоянно призывались под знамёна сборной страны, и тренер уезжал вместе с ними. На это время он оставлял свою новую ученицу Вере Александровне Савримович. Она посадила Анну в четвёрку, и сама ходила с девушками на руле. У Веры Александровны был мягкий приятный голос. Она не кричала, не повышала голос, а как будто просила сделать ей одолжение — правильно грести. Воспитанницы её обожали, и старались не огорчать.

Научив Анну грести, Юрий Сергеевич порекомендовал молодую перспективную спортсменку  старшему тренеру женской сборной команды страны Виктору Степановичу Алёшину. Анна легко переносила нагрузки, ей легко давались тренировки. Функциональная подготовка была хорошая. Технически Юрий Сергеевич «подковал» воспитанницу, вёсла Анну слушались. Правда, лодка иногда сопротивлялась, и как строптивый скакун сбрасывала в самый неподходящий момент. Так было, однажды, в Москве на канале в Крылатском, и в бурных водах Куры в Мингечауре.

В Москве,  в преддверии  Олимпиады все представительницы парного весла в сборной страны гонялись в одиночках. На Большой Московской Международной регате перед финишем за 250 метров Анна перевернулась. Почему это произошло, Анна не могла объяснить: соперницы ей не помешали, за буй веслом не зацепилась. Тогда, скорее всего ей не хватило опыта. Случилось это как раз перед зрительскими трибунами. В тот момент диктор объявлял о том, что в гонке принимает участие мастер спорта по плаванию Анна Кондрашина. Вот она и продемонстрировала навыки в плавании, благополучно добравшись до берега.

Второй случай произошёл в Мингечауре (Азербайджан). На реке была сильная волна, и девушки курсировали в одиночках мимо гребной базы в пределах видимости. Анна вывернулась из лодки прямо перед  базой. Было сильное течение, видимо, в это самое время открыли шлюзы на ГЭС. Алёшин, который наблюдал за ученицами, быстро среагировал на ситуацию, прыгнул в катер, и помог Анне выбраться на берег. Тренер больше испугался за воспитанницу, чем она сама. Только потом ему напомнили, что Анна мастер спорта по плаванию, и в воде с ней ничего не должно случиться.

Анне почти не пришлось выступать в соревнованиях на Неве. Она ведь почти сразу с лёгкой руки тренера попала в сборную. Но ей запомнился один из эпизодов, когда она всё же вышла на старт в городе, но её сняли с дистанции за…вёсла красного цвета. (Лопасть весла гребного клуба « Знамя» имеет красно-синий цвет). Анну, выступавшую за свой клуб, наказали за нарушение клубной экипировки.

В преддверье Олимпиады в Монреале в 1976 году в сборной команде страны по академической гребле кипели страсти. Елена Антонова,  напарница Галины Ермолаевой по двойке парной решительно отказалась выступать в этом классе лодок. Она настаивала на праве гоняться в одиночке. Удовлетворив настойчивое требование сильной одиночницы, тренеры стояли перед выбором, кто займёт место в экипаже двойки парной и четвёрки парной. До Олимпийских игр оставался всего один месяц, а оптимальный вариант ещё не был найден. Первой претенденткой в экипаж четвёрки была заслуженный мастер спорта, дважды чемпионка Европы и мира Галина Ермолаева, затем  — Лариса Александрова (Попова), отличившаяся на молодёжном первенстве мира, Элеонора Каминскайте (ставшая потом  бронзовым призёром Олимпиады в двойке в 1976 году), ленинградка победитель и призёр чемпионата страны и международных регат Людмила Парфёнова, перспективная Анна Кондрашина и ещё несколько кандидаток.

В последний момент в лодку посадили москвичку Миру Брюнину, которая составила компанию Ермолаевой, Александровой и Кондрашиной. Алёшин заказал лодку тройку и девушки долго в ней тренировались. Ане было страшно сидеть на первом номере, потому что лодка была без рулевого, а скорость имела крейсерскую. Галя Ермолаева загребала, и работала без устали, а Лариса была ей под стать очень сильной гребчихой.

Они отобрались на Олимпиаду, а готовиться к стартам в Монреале отправились на озеро Иссык-Куль. Не всем нравилась утомляющая  жара, но Анна не чувствовала дискомфорта. Под палящим зноем в окрестностях озера пожухла вся растительность, глазу было не на чем остановиться. Благо, находиться на сборе оставалось недолго.

В Монреале всё произошло слишком быстро. Долгий поиск состава, тренировки, сомнения, остались в прошлом. В финальной гонке судьба серебряных медалей решилась на последних гребках. Немки ушли в отрыв со старта, а за вторую позицию боролись сразу три команды. Метров за сто до финишного створа ни один из трёх экипажей не хотел сдаваться. Усилием воли советский квартет вырвал «серебро» у румынских спортсменок. Советская четвёрка проиграла 35 сотых секунды, а у преследователей выиграли 14 сотых секунды.

После Олимпиады старший тренер мужской сборной команды Евгений Борисович Самсонов и женской – Виктор Степанович   Алёшин ушли из сборной страны, хотя команды выступили совсем  неплохо. Женские экипажи завоевали две серебряных и две бронзовых награды.

Четвёрка парная после Олимпийских игр распалась. Анна Кондрашина в 1977 году в Амстердаме (Голландия) на чемпионате мира в четвёрке парной с Ириной Фетисовой, Ольгой Васильченко, Еленой Синицыной стали пятыми. После неудачного выступления этот экипаж тоже расформировали. Анне предложили гоняться в двойке, но и этот вариант как-то не сложился. Тогда в 1978 году Анна завоевала право представлять страну на чемпионате мира в Новой Зеландии в одиночке. Соревнования проходили на озере, дистанция отвечала всем международным правилам, погода тоже благоволила спортсменам. А собрались на этот благословенный край земли все сильнейшие гребцы мира.

Очень сильная немецкая одиночница не дала шанса соперницам претендовать на «золото». Зато за призовые места борьба шла ожесточённая. Повторился полностью монреальский финал. Несколько лодок шли до последнего гребка почти в одну линию. Только на финише разобрались, кому достанутся медали. Анна заняла второе место.

Годом позже Анна Кондрашина снова вышла на старт гонок  чемпионата мира в Югославии. Она не попала в финал, прозевала на финише соперниц. Венгерка, немка, и ещё кто-то из сильнейших гребчих попал в один полуфинал с Анной, из которого в финал выходили всего две лодки. Она финишировала третьей. Возвращаясь домой, Анна вспомнила слова Тюкалова, который как-то сказал: «Аня, если не попадаешь в призёры, значит, пора уходить». В конце 1978 года Анна вышла замуж за своего одноклассника пловца олимпийского чемпиона Андрея Крылова. В 1979 году она ушла из большого спорта. В 1981 году получила диплом о высшем образовании.

У заслуженного мастера спорта, серебряного призёра Олимпийских игр в Монреале Анны Николаевны Крыловой (Кондрашиной) остались только светлые воспоминания о той поре спортивной юности. У неё были хорошие тренеры,  дружные экипажи, запоминающиеся поездки в разные страны. Сегодня она  учит детей плавать. Её дочери Ольга и Екатерина тоже ходили в бассейн, а старшая прошла школу гребли у прекрасного тренера Валентины Васильевны Калегиной. Но дипломы они получили в технических вузах.

Каждый волен выбрать свой путь. Если Анна говорит, что занятие академической греблей для неё было только в радость, ей можно по-хорошему позавидовать.

 

 

 

г. Санкт-Петербург, Вязовая ул., д. 4