ГРЕБНОЙ КЛУБ «ЗНАМЯ»

 

 

Не боясь синяков и шишек

 

Как нельзя заглянуть в завтрашний день, так и не дано предвидеть, что ожидает впереди, но судьба окажет тебе благосклонность, если выберешь достойный жизненный путь. Дважды в 1956 и 1960 годах Валентину Петровичу Занину посчастливилось стать участником Олимпийских игр в Мельбурне и Риме. Не верьте тому, что «главное участвовать, а не побеждать». Каждый спортсмен, завоевавший право стать участником самого представительного спортивного форума, готов использовать свой шанс, который выпадает, возможно, раз в жизни, чтобы завоевать олимпийскую награду. Путь к Олимпу тернист и труден, и, как ни печально это признавать, не всегда все мечты сбываются.

 

В ожидании своего часа

Они были ребята упрямые, и нашли спортивный клуб, где им не дали от ворот поворот. Назывался он «Строитель», и располагался в живописнейшем уголке Крестовского острова на берегу Невки. Тренер по лыжам сказал, что принимает всех без каких-либо «экзаменов». Сразу предложил приступить к занятиям, отправил ребят на пробежку по парку Победы вокруг стадиона имени С.М. Кирова. На радостях, что, наконец-то, добились поставленной цели, друзья не без труда, но преодолели заданную дистанцию.

На другой день все участники забега не явились в школу. На следующей тренировке Валентин предстал перед тренером в гордом одиночестве.

Лыжником он так и не стал. Гребцы-академисты, которые тренировались здесь же на «Строителе», пригласили Валентина в свою компанию. Ребята из четверки распашной с рулевым поведали о своих далеко идущих планах, сразу ему понравившихся. В программе на сезон 1954 года были запроектированы победы на соревнованиях «Весенний приз», первенстве Ленинграда и первенстве Советского Союза. Новобранец против такой постановки задачи ничего не имел.

Самое интересное то, что они на самом деле сумели отпраздновать победы во всех этих гонках. Так удачно в 16 лет состоялся дебют Валентина Занина в академической гребле, где он приобрел верных друзей и за один сезон из новичка вышел в чемпионы.

Команда наша на вид никак не тянула на суперменов, но тренер Николай Николаевич Чекалов нашел самый подходящий для них стиль гребли. Они шли в темпе от 48 до 56 гребков в минуту. Кажется, никто в мире в таком темпе тогда не ходил. Если бы их засняли на кинокамеру во время гонки, то при просмотре могло показаться, что пленку нарочно переключили на большую скорость.

Главное, что экипаж работал очень слаженно, и на первенстве Союза они на дистанции в одну тысячу метров выиграли у ближайших соперников около пяти секунд.

Все гонки 1956 года в стране, уже среди взрослых и в новом составе, команда выиграла, начиная с чемпионата Ленинграда. В экипаж вошли Юра Попов, Андрей Архипов, Слава Черствый, Валентин Занин, а на руле Фетисов. Основным соперником был очень сильный московский экипаж с загребным Евгением Сиротинским, но ребята так хотели попасть на Олимпиаду в Австралию, что сумели победить.

Весенний сбор провели в Поти «на болоте» на озере Капарча. Условия были абсолютно непригодны не то, что для подготовки к Олимпийским играм, но даже для дворовых соревнований. Переодевались на тренировку в огромном пустом и холодном цеху, где стояли чаны для обработки рыбы. А на сборе в Воскресенске иногда просто хотелось не выйти на тренировку из-за плохого питания. Кормили в общепите отвратительно, несмотря на старания тренеров и врачей. Когда открывали бутылку с перебродившим кефиром, он чуть ли не взрывался. Немного «отъелись» в Румынии на последнем предолимпийском сборе после чемпионата Европы, где команда заняла второе место, уступив мгновение команде финнов. Три лодки финишировали в одну секунду.

Короткий сбор в Ташкенте перед самым отъездом в Австралию подкосил многих из сборной страны: часть олимпийцев заболела. Но они были молоды и сильны и, добравшись до Австралии, смогли вкусить всего, что было душе угодно. Прием был фантастическим с одним мелким недостатком: их поселили в бунгало, в которых днем было очень жарко, а ночью холодно.

Но к трудностям быта было не привыкать, тревожило другое: четверка, на которой им предстояло выйти на старт, попросту «не слушалась». Перед Олимпиадой закупили комплект швейцарских лодок, из которого четверка, предназначавшаяся им, оказалась неудачной. Ни в тот момент, ни позднее, когда на ней гонялись другие команды и проигрывали, никто не мог понять, в чем же заключается ее дефект.

Была возможность взять на полуфинал лодку у румын, но начальство пожалело денег, а у ребят самих суточные появились только после гонок. Выйди они на старт даже в своем старом скифе, могли бы быть не только в финале, но и с медалями. В итоге, показав пятое время, ребята вернулись домой без трофеев.

 

Кадры решают все

В послеолимпийском 1957 году они сели в восьмерку и стали чемпионами Союза. Правда, перипетии предыдущего сезона сказались на здоровье: «забарахлило» сердце, и врачи в конце сезона перед Всемирными играми молодежи и первенством Европы отстранили Валентина от тренировок. Лечиться пришлось целый год. Только в конце сезона 1958 года Валентин с Андреем Архиповым составили дуэт и заняли второе место на чемпионате Союза в двойке с рулевым. Приближался новый предолимпийский сезон.

Вместе с Андреем и новыми партнерами Игорем Хохловым и Олегом Александровым они вновь сели в четверку и выиграли все гонки, в том числе чемпионат страны 1959 года. Но на первенстве Европы их поджидал небывалый сюрприз: уже приехав в Макон (Франция), за день до стартов узнали, что спортивное начальство их четверку не заявило, и соревнования они смотрели с берега.

Составив свою программу подготовки к Олимпиаде в Риме, команда удвоила нагрузки по сравнению с другими, и достаточно просто выиграла в 1960 году все соревнования, которые считались отборочными для попадания в олимпийскую сборную страны.

Место Андрея Архипова в экипаже занял Юра Суслин. С ним приключилась беда перед самым отъездом на Олимпиаду. Юра слыл большим почитателем поэзии и сам сочинял стихи. Какой-то «доброжелатель» усмотрел в очередном поэтическом выступлении спортсмена политическую подоплеку. Юру объявили не выездным.

Надежды рушились на глазах. Валентин, как капитан команды, поехал в Москву. Ему удалось пройти в ЦК КПСС и КГБ с просьбой дать возможность Суслину выехать на соревнования. Валентину пообещали разобраться, но в Рим они отправились без Юры. «Оправданного» Юру Суслина «прислали», когда они уже полтора месяца готовились без него. В результате уступили соперникам совсем немного и заняли четвертое место. Видимо, с новым членом экипажа слаженность в работе была уже не та. Отсутствие медалей считалось провалом.

Весь следующий год Валентин проболел. Раны у побежденных заживают медленнее, чем у победителей. Сказался трудный сезон и несбывшиеся надежды на олимпийскую медаль. В греблю он вернулся, но что-то не заладилось. И все-таки в двойке со Славой Черствым они выиграли отбор на Спартакиаду народов СССР, став чемпионами Ленинграда в 1962 году. Начали подумывать о подготовке к Олимпиаде 1964 года.

Но спортивным чиновникам показалось, что, если они не только тренируются, но и работают, то их подготовка не чемпионская. Поэтому решили перед самой Спартакиадой устроить перегонку с претендентами. Это была явная несправедливость. Ребята бросили весла, и ушли со сбора и из спорта. В состав сборной команды СССР по академической гребле Валентин Занин входил восемь лет.

Его дальнейшая жизнь складывалась вполне благополучно. Когда пришел на предприятие, то втягиваться в рабочий режим и привыкать к дисциплине ему не потребовалось. Кандидатскую диссертацию он защитил в 1985 году. В НИИ «Морфизприбор», где занимался автоматизированными системами управления, Валентин Петрович прошел путь от инженера до руководителя группы. Затем предложили место в райкоме, а далее перевели в обком партии. Потом он был заместителем директора по производству крупного объединения «Сигнал», главным инженером в ГОИ им. Вавилова, и возвратился на объединение «Сигнал», которое возглавлял 14 последующих лет.

 

Второе пришествие

В 1963 году Валентин Петрович ушел из большого спорта, в 1970, заглянув в гребной клуб, встретил Костю Немчинова, который предложил организовать гонку ветеранов. Через неделю они поехали в Москву на Спартакиаду народов СССР. На дистанции в Серебряном Бору их четверка первой финишировала в заезде ветеранов.

После того, как Занин закончил грести, все внимание переключил на ОФП. Бегать стал быстрее, вместо 15 раз подтягивался 30. Каждое утро пешком целый час шел до работы. Так что спортивную форму постоянно поддерживал и надеялся создать клуб ветеранов гребли.

В 1973 году в Москве на новом гребном канале в Крылатском проходил чемпионат Европы. В его программе было выступление ветеранов. В одном из экипажей на старт вышел сам президент Международной федерации гребли Келлер. Эту гонку команда Занина снова выиграла.

В годы своего директорства Валентин Петрович редко ходил в клуб на тренировки: нагрузка была столь велика, что не хватало ни времени, ни сил. Понимая силу здорового образа жизни, он всегда приветствовал работников, которые занимались физкультурой и спортом. Три года на «Сигнале» ему удавалось премировать… некурящих сотрудников. За подобный пункт в коллективном договоре проголосовало большинство, правда, женской части коллектива. Хотелось пойти дальше: поощрять тех, кто не имеет больничных листов, и не платить отпускные злостным курильщикам, но, увы, тут его не поддержал профсоюз.

Валентину Петровичу Занину удалось воплотить в жизнь другую свою идею: создать Фонд помощи заслуженным ветеранам спорта….

 

 

 

г. Санкт-Петербург, Вязовая ул., д. 4