ГРЕБНОЙ КЛУБ «ЗНАМЯ»

 

 

Что такое не везет, и как с этим бороться

 

Судьба часто предоставляет человеку случай получить желаемое, но не всем удается воспользоваться этим даром. Происходит это не потому, что обласканный судьбой не хочет сделать движение навстречу удаче, а скорее всего по причине, не во всём зависящей от него самого. У девятикратного чемпиона СССР, серебряного призера регаты на Фестивале молодежи и студентов в Берлине (1951 г.), участника Олимпийских игр 1952 года в Хельсинки, участника Хенлейской международной регаты, заслуженного тренера РСФСР Романа Павловича Захарова в его спортивной жизни было несколько, казалось бы, беспроигрышных ситуаций, когда он мог стать победителем в самых престижных соревнованиях, но в последний момент происходило что-то с кем-то из гребцов в его команде или влиял какой-то внешний фактор. Рок преследовал экипаж, и Роман Павлович даже подумал, что, может быть, это он такой невезучий? Хотя многие из его ровесников, более удачливые в молодые годы, могут сегодня позавидовать ветерану: Роман Павлович в свои 85 лет продолжает тренироваться и выступать на гребных регатах, завоевывая награды, вспоминая о прошлом с легкой грустью.

 

Выступление на Темзе им сорвали… докеры

В 1954 году они сели в восьмерку, а на чемпионате Союза в следующем сезоне обошли главных своих соперников — непобедимую команду из Москвы «Крылья Советов». Это вызвало легкий шок не только у самих соперников, но и у руководства: «Крылья Советов» должны были участвовать в Хенлейской регате. Их лодку уже отправили пароходом в страну туманного Альбиона.

Выигрыш ленинградцев составил семь секунд, которые даже не специалист мог увидеть невооруженным взглядом. Неделю спустя ленинградская и московская восьмерки снова вышли на старт. У начальства, видимо, теплилась надежда, что одни случайно выиграли, а другие случайно проиграли. На финише знамёнцы были впереди снова на те же семь секунд.

Вторая субботняя перегонка через неделю ничего не изменила. Заколдованные семь секунд снова показали секундомеры. Третья гонка, спустя еще неделю, закончилась с тем же результатом. Тренерский совет решил в Англию отправить ленинградскую восьмёрку.

В английском порту, куда они приехали за лодкой, ждал неприятный сюрприз: профсоюз докеров объявил забастовку и лодки останутся на корабле до тех пор, пока рабочие не добьются поставленной цели. Английские гребцы дали русским лодку на тренировку, но проходит день, другой, а докеры не собираются приступать к работе. Гребцы уже заволновались: день старта приближается, а они не знали, в какой лодке выйдут на гонку.

Посовещавшись,  решили не испытывать судьбу и отказаться от участия в соревнованиях, и уехали в Лондон. Вслед за ними туда прибыл представитель оргкомитета и заверил, что лодки вот-вот разгрузят. Но при этом он сообщил, что гонки в восьмерках начнутся на день раньше запланированного, так как заявилось гораздо больше команд, чем в других классах судов.

Пришлось  выходить на старт на той лодке, что дали хозяева регаты. Ну а кто же предоставит соперникам хороший инвентарь!? Попали  в заезд с канадцами, которые впоследствии стали серебряными призерами Хенлейской регаты. А проиграли  им всего-то корпус лодки. Позднее Роман думал, может, это он такой несчастливый: ведь в 1957 году, когда он уже ушел из гребли, его команда выиграла там же эту гонку у американцев.

 

Неиспользованный шанс

Год подготовки к Олимпийским играм в Мельбурне был в самом разгаре. Роман Захаров хотел выступать в восьмерке, а Юра Тюкалов, с которым они частенько гребли в двойке парной, предложил готовиться с ним в этой лодке. Он уже выиграл к тому времени Олимпиаду в Финляндии, но у него появился молодой талантливый соперник – одиночник-москвич Вячеслав Иванов. У Романа с Юрой неплохо получалось, однажды они даже обошли чемпионов страны в двойке парной Иванова-Марченко, выиграв на дистанции 20 секунд.

Заманчивая перспектива выступать с олимпийским чемпионом в двойке парной могла в конечном итоге для Романа обернуться не очень приятной стороной. Он думал, а как Юра поступит в том случае, если выиграет олимпийский отбор в одиночке? Хоть он и уверял напарника, что не станет гоняться в одиночке, но Роман не хотел рисковать. Не все зависело от желания спортсмена: скажут, что в интересах страны надо выходить на старт не в этой лодке, а в другой, и пойдет как миленький.

На Олимпийские игры в Мельбурн Тюкалов поехал в двойке парной с москвичом Александром Беркутовым, а Роман в составе восьмерке проиграл чемпионат СССР и в олимпийскую сборную не попал. Все произошло как-то бессмысленно и непоправимо. На руле восьмерки на подготовке к чемпионату Союза сидел мальчик. А перед самыми соревнованиями Борис Силович Бречко вдруг заявил, что рулевого он заменит, сядет в лодку сам, так как молодому нельзя доверять такую ответственную гонку.

Они и раньше всегда ходили с тренером на руле, и все было нормально, но, привыкнув к меньшему весу, не смогли перестроиться, и лишние 25 кг повлияли на слаженность гребли. Они проиграли и потеряли шанс стартовать в Мельбурне…

Диплом тренера, который Роман Захаров получил в 1952 году, давно дожидался своего срока. Единственное, о чем он жалел, так это о том, что после того, как ушел из гребли, надо было вернуться в лыжный спорт, где  выполнил норматив мастера спорта, но вовремя не оформил документы. Наверное, он поспешил на тренерскую работу, а мог бы достичь неплохих результатов  в лыжных гонках.

 

О вреде хождения по канату

Так складывалось, что он несколько раз менял место работы, не зная, что же  больше хочется: быть тренером гребцов или лыжников. Работал с мужскими и женскими командами, но после одного случая решил раз и навсегда, что с последними больше не будет иметь дело.

Одна из тренеров, уходя в декретный отпуск, передала ему девчоночью восьмерку. В 1962 году команда стала серебряным призером чемпионата СССР по академической гребле. А потом у Захарова хорошо пошла женская четверка. В 1963 году она на чемпионате Союза заняла четвертое место, хотя их место было не ниже третьего. Гонялись в Химках при сильном боковом ветре. Рядом с его командой шла московская, чемпионки Европы. Создавалось такое впечатление, что вот-вот будет навал, и, боясь, что веслами соперницы повредят лодку, ленинградские девчонки просто пропустили москвичек вперед. Всю зиму они упорно трудились и надеялись в новом сезоне никому не уступить.

В тот год  на «Знамени» у гребцов появилось новое развлечение: после тренировки они спешили в гимнастический зал, где был натянут канат. Каждый день в определенное время в зале появлялся актер Алексей Баталов, который под руководством циркового тренера входил в образ, готовясь к съемкам фильма «Три толстяка». Актер ходил по канату, а спортсмены, глядя на него, тоже мечтали испытать судьбу.

30 апреля две воспитанницы Романа Павловича находились среди тех, кто смотрел за тренировкой актера. Когда он ушел из зала, то загребная Наташа Пашкова забралась на канат. На глазах тренера она упала сверху, повредив колено. До конца ноября Наташа проходила в гипсе, а заменившая ее в лодке спортсменка не смогла вписаться в коллектив. После этого случая Роман Павлович  больше не рисковал браться за женские команды. К тому же его пригласили в «Макаровку», где открыли специализацию «академическая гребля».

 

А вам слабо пойти на веслах

Сам снова сел в лодку в 57 лет. Болезнь заставила. Тяжелый бронхит перенес на ногах, и кашель просто замучил. Правда, к Новому году все прошло, но по весне все повторилось. Тогда на ноги его поставила врач Марина Павловна Дунаева, но для себя он уже понял, что надо как-то легкие «проработать».

Начал с бега. Втягивался тяжело. Потом стал в ЦПКиО преодолевать по 15-20 км, а через год сел в лодку. Ну, а коль начал грести, то надо было и выступать на соревнованиях. Ориентироваться было на кого — в одной ветеранской группе с ним тренировался Леонид Александрович Шкенев, который на 16 лет был старше Захарова.

На Всемирной гребной регате мастеров-ветеранов в Венгрии Роман Павлович в одиночке занял третье место, потом в Испании в двойке парной с Виктором Богачевым получил тоже «бронзу», а в четверке без рулевого с Игорем Хохловым, Валентином Заниным, Виктором Богачевым заняли четвертое место. Они тогда впервые вышли на старт после длительного перерыва.

Кроме соревнований, есть еще туры ФИСА, которые каждый год проходят в разных странах. В них участвуют не столько известные в прошлом спортсмены, сколько просто любители гребли. Захаров прошел водными маршрутами в Великом Новгороде, Литве, под Санкт-Петербургом, в Германии. В 2001 году участвовал на озере Леман в Швейцарии в гребном марафоне длиною в 160 км.

Стартовав в Женеве, они прошли этот маршрут в четверке за 19 часов без остановок, без выхода на берег, «перекусывая» на ходу в то время, когда наступала очередь пересаживаться на руль. В их экипаже было трое мужчин и две женщины, и в своей возрастной группе они стали победителями. Правда, был такой момент, когда где-то на 15-м километре Роман Павлович  подумал, что зря согласился на этот марафон. Часа полтора они шли по бушующему озеру, откачивающий из лодки воду насос, который работал на аккумуляторе, перестал справляться с нагрузкой, и они помогали ему и себе, вычерпывая воду обрезанными полиэтиленовыми бутылками. Но дошли и были очень довольны собой.

Когда при очередном обследовании у ветерана спорта  обнаружили аритмию, он не запаниковал. Восстанавливаться после болезни начал на лыжах, потом снова сел в лодку. Спортивное лето 2003 года прошло удачно, даже на закрытии сезона в осеннем марафоне на призы гребного клуба «Энергия» четверка ветеранов завоевала серебряные медали. Потом были другие победы в международных регатах, где миксту Вечерковская — Захаров давно нет равных, а соперники гораздо моложе экипажа знамёнской двойки парной.

Жизнь в спорте продолжается.

 

 

 

г. Санкт-Петербург, Вязовая ул., д. 4