ГРЕБНОЙ КЛУБ «ЗНАМЯ»

 

 

Легенда советского спорта

 

Несколько поколений гребцов гордятся тем, что первый российский олимпийский чемпион по академической гребле Юрий Сергеевич Тюкалов вырос в их клубе «Красное Знамя». Ему трижды покорился Олимп; шесть раз он поднимался на высшую ступеньку пьедестала почета на чемпионате Европы; дважды ему аплодировали английские поклонники академической гребли при вручении главной награды Хенлейской королевской регаты; 13 медалей высшей пробы Юрий Сергеевич завоевал на чемпионатах страны. Его заслуги в спорте отмечены правительственными наградами: орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За трудовую доблесть». Город, которому он многие годы беззаветно служит, умножая спортивную славу, присвоил первому олимпийскому чемпиону самое высокое звание — Почетный гражданин Санкт-Петербурга.

С поколения тех, кто прошел войну и победил, устоял в блокаду, с них начиналась точка отсчета. Олимпийские игры для советских спортсменов стали реальностью только в 1952 году. Первую золотую медаль в нашей гребной эскадре на финском заливе Мейелахти завоевал ленинградец, представитель гребного клуба «Красное Знамя» Юрий Тюкалов. Его называли героем водных дорожек, в корне поменяв недавно высказываемую финскими газетами версию, что «русские грести не умеют, и их даже не следует в расчет принимать». Один шведский журналист подвел итог Олимпиады так: «По некоторым видам спорта русские оказались просто-напросто изумительно сильны. Великолепнейшую победу они одержали в таком виде, как гребля. Ведь она считалась классическим англосаксонским видом спорта!». И ещё долго на страницах советских и зарубежных газет пересказывали сенсационную новость, как чемпион лондонской Олимпиады австралиец Мервин Вуд проиграл финальную гонку неизвестному молодому русскому гребцу. Этим гребцом был Юрий Тюкалов.

В день финалов гребцов ждало нелегкое испытание: погода разыгралась не на шутку — дул сильный ветер, поднимая на дистанции волну. Кому как, а Юрию такая погода была хорошо знакома. Он выходил на тренировку по такой волне и на Малой Невке, и на озере в Кавголово под Ленинградом, и, будучи на сборах в Грузии, отмерял километры в открытом всем ветрам озере Палеостоми.

Организаторы Олимпийской регаты попробовали оградить место гонок баржами, но их усилия оказались напрасными. Так что предсказать исход финала не представлялось возможным. Со старта у Тюкалова гребля не заладилась. Треть дистанции Юрий шел четвертым, но не терял присутствия духа, здраво рассуждая, что такого темпа соперники долго не выдержат, главное — сильно не отставать. Когда миновали половину дистанции, Юрий обошел поляка Коцерку, потом сзади осталась лодка англичанина Фукса. Только Мервин Вуд оправдывал свой чемпионский титул, возглавляя финальный заезд.

Юрий все-таки достал соперника и предпринял попытку уйти вперед. Вот тут схлестнулись два железных характера. Юрий слышал, как Вуд стонал от напряжения, но не хотел уступать. Они вровень приближались к финишному створу. На трибунах все поднялись с мест и неистово кричали, Юрий сделал отчаянное усилие и добавил ходу, хотя сил просто не было даже на то, чтобы взглянуть в сторону соперника. Тюкалов чувствовал его присутствие рядом, слышал хриплое дыхание. Последние десять гребков Юрий делал уже в полуобморочном состоянии, сжав зубы и закрыв глаза. Финишный гонг ударил в его честь. Соперник так и не смог обойти тюкаловскую «Ласточку»…

Вместе с олимпийским «золотом» Тюкалову вручили медаль, учрежденную в начале века Филадельфийским гребным клубом для победителя в одиночке.

В придачу к олимпийской награде тогда никаких премиальных не было. Юрию Тюкалову просто разрешили остаться до закрытия Олимпийских Игр и провести время в качестве зрителя. Только позднее, когда получал суточные, понял, какой подарок ему сделали. 36 тысяч финских марок, «набежавших» до закрытия спортивного форума, оказались кладом. Сначала он купил подарки родителям: маме черно-бурую лисицу, о которой она могла только мечтать, хотя жили Тюкаловы безбедно, а отцу — свитер. Заплатил за это шесть тысяч, а оставшиеся деньги потратил на граверный инструмент.

Многие из делегации не только удивились последней покупке, но и недвусмысленно справились о его самочувствии. По их понятиям, на такие огромные деньги надо было закупить товара, чтобы продать дома. Больше всех сомневались в искренности чемпиона наши таможенники, не веря в то, что инструмент, умещавшийся на ладони, может стоить так дорого. Досмотр личных вещей результата не принес, тогда они стали уговаривать Тюкалова показать, куда он спрятал… бриллианты.

После Хельсинкской Олимпиады Юрию Тюкалову не было возможности почивать на лаврах. Соперники «подпирали». Главным из них долгое время был москвич Александр Беркутов. Но пока они боролись друг с другом, в полный голос заявил о себе молодой одиночник Вячеслав Иванов, который последующие 12 лет доказывал миру свое право на высшую ступеньку пьедестала почета. Трижды становился чемпионом Олимпийских игр. Его победа в одиночке на первой Спартакиаде народов СССР заставила пойти «на мировую» Тюкалова и Беркутова. Они не стали испытывать судьбу… сели в двойку парную и, выиграв у чемпионов Европы Жилина и Емчука, попали в олимпийскую сборную. Путевка в Мельбурн у них теперь была одна на двоих.

Перед отъездом в Мельбурн Юрий Тюкалов успел сдать последнюю сессию перед дипломом и обещал преподавателям привезти рисунки олимпийской столицы. Выполнить это обещание ему не удалось, хотя карандашами и бумагой он запасся из дома. Гребная регата проводилась не в столице, а в маленьком уютном и зеленом городке Балларт на озере Вендури. Последний тренировочный сбор в Австралии отнимал все время, так что было не до рисования.

Был конец ноября. У гребцов в это время года обычно сезон уже окончен. Это обстоятельство очень волновало и тренеров, и спортсменов. Погода тоже не радовала: задули ветры, от которых не спасал обступавший дистанцию гонки тростник. Главными соперниками Тюкалова и Беркутова были американцы Костелло и Гардинер. На тренировках и в предварительных заездах они шли на очень высокой скорости, но в финале не смогли показать ту греблю, что демонстрировали накануне. «Вихрь» Тюкалова и Беркутова пересек финишный створ на целых восемь секунд раньше, чем лодка американцев. Как признался Юрий Сергеевич, эта финальная гонка на озере Вендури была самой легкой из тех, что он прошел на трех Олимпийских играх.

Римская Олимпиада 1960 года запомнилась гостям спортивного форума бесшабашным, искрометным весельем. У участников Олимпийских игр были другие воспоминания и переживания.

Из 26 членов олимпийской сборной команды СССР по академической гребле 22 были из Ленинграда, и почти все они представляли гребной клуб «Знамя», который поменял название за год до того. За многие годы впервые при отборе в Рим потерпела поражение от молодежной команды одноклубников, созданной опытным тренером В.К. Макаровым, чемпион СССР с 1957 года команда «Красное Знамя». Молодежь, «не обстрелянная» на международных стартах, не смогла пробиться в олимпийский финал.

Бронзовые награды завоевала «знаменская» четверка без рулевого: И. Ахремчик, В. Морковкин, А. Тарабрин и Ю. Бачуров, которую тренировал Борис Силович Бречко. Эта команда лидировала в финале до середины дистанции, но из-за тактического просчета и излишней азартности не смогла удержаться во главе гонки, пропустив на финише вперед два экипажа соперников.

Главными претендентами на победу в двойках парных считались наши гребцы, но им не повезло не на водной дорожке, а на… шоссейной. Водитель автобуса отвлекся и пропустил поворот к озеру. Пришлось делать порядочный крюк, чтобы добраться до Альбано. К старту полуфинального заезда наш экипаж все-таки успел. Переоделись в автобусе, добежали до эллинга — и  в лодку.

Какой уж там ход лодки, даже размяться не успели! До половины дистанции шли последними, но не теряли надежды попасть в число финалистов. Хотя по уму надо было не стараться и не выкладываться, можно было это сделать в утешительном заезде. В итоге Тюкалову  с Беркутовым все равно в финал пришлось пробиваться через утешительный заезд. Так что на последнюю гонку они вышли вконец измочаленными. Только в зоне финиша советской двойке удалось обойти четыре команды. До последнего метра они боролись с соперниками не на жизнь, а на смерть. Каких усилий им это стоило! Но… не хватило дистанции, чтобы опередить команду из Чехословакии. Еще несколько гребков и…

Двойка Тюкалов — Беркутов завоевала серебряные медали Римской Олимпиады. К двум золотым наградам Юрий Сергеевич добавил серебро. А вся олимпийская сборная СССР по академической гребле в неофициальном командном зачете обошла объединенную команду Германии и США. Если взять во внимание, что в составе советской команды преобладали представители гребного клуба «Знамя», то выходит, что это была его победа.

Двойка парная Тюкалов-Беркутов потом еще пять раз выигрывала чемпионаты Европы, дважды они были увенчаны лаврами победителей Хенлейской королевской регаты, и целых 13 лет Юрий Сергеевич Тюкалов каждый год один или в команде завоевывал медали высшей пробы на чемпионатах страны…

Но вот пришли другие времена. Лодку он поставил в эллинг, весла вывесил «на просушку» и простился с родным клубом «Знамя».

Диплом Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В.И. Мухиной Юрий Тюкалов получил сразу после Олимпийских игр в 1956 году. Точка в спортивной карьере была поставлена, и надо было приступать к написанию новой главы в биографии.

Некоторое время Юрий Сергеевич работал художником в Гостином дворе, оформлял витрины самого большого в то время универмага Ленинграда. Искал себя в разных направлениях творчества, пока не обратился к чеканке по металлу.

В начале карьеры оформлял новую гостиницу «Юность» в Сочи, где фигурками футболистов и бегунов украшал колонны здания. Делал чеканные выкладки для ленинградского ресторана «Садко», пивного бара «Старая застава», потом появились серьезные заказы. Так вместе с художником Леонидом Потаковым Юрий Сергеевич работал над панорамой алюминиевого комбината для ВДНХ, на площади Победы трудился над панорамой, посвященной защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Он охотно выполнял заказы Музея истории Ленинграда, Музея городской скульптуры. Оформление кают-компаний крейсеров «Гангут», «Бородино», атомоходов «Арктика», «Сибирь», «Россия» — тоже дело рук олимпийского чемпиона. Бюст Петра Первого на крейсере «Петр Великий» тоже работа  Тюкалова. На могиле Петра Первого в Петропавловской крепости установлен бюст государя работы Юрия Сергеевича, сделанный по модели итальянского скульптора. Им создан ещё один бюст молодого российского царя, за основу которого был взят подлинный портрет, выполненный придворным художником английского короля Вильгельма Кнеллером. Эта гравюра находится в галерее принца Чарльза.

Одна из работ скульптора находится в…Америке. Бюст Петра I, выполненный Тюкаловым по просьбе федерации бодибилдинга, подарили Арнольду Шварценеггеру во время его пребывания в северной столице.

Главной темой творческой жизни Тюкалова стала история России. Прежде чем приступить к очередному творению, он изучает старинные книги. Особенно когда приходится производить реставрационные работы. А их было очень много. Например, в экспозиции домика Петра I, самой первой постройки Петербурга, он восстанавливал медаль в алькове в честь основания города и герб Петербурга. На саркофаге Петра I не было орлов, он воссоздал и их тоже. Восстанавливал медаль в честь победы Петра под Полтавой. Она была готова к 300-летию Полтавского сражения, но первым её увидел Даниил Александрович Гранин. Юрий Сергеевич подарил эту медаль писателю в его 90-летний юбилей. В творчестве писателя  Гранина, как и в творчестве скульптора Тюкалова, тема истории России и Петра Великого занимает почётное место. История возникновения медали такова. Царь Пётр, радуясь победе под Полтавой, заказал немцам в Лейпциге изготовление медали. На одной её стороне изображён царь на коне, а на другой — швед потерянного вида с ружьём не плече. Есть надпись: «С крестом в сердце и оружием в руках никакой враг не одолеет нас».

В 1987 году он работал над двадцатью медальонами, прославляющими подвиг России в войне 1812 года. Эти медальоны есть в Русском музее, в музее при монастыре на Бородинском поле в Москве, в Эрмитаже хранятся гипсовые копии.   Полтора года Юрий Сергеевич Тюкалов трудился над панорамой памятника на площади Победы, посвящённой защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Мальчик с 9-й Рождественской улицы в 13 лет удостоенный медали «За оборону Ленинграда» отдавал долг мужеству сограждан.

Теперь казалось, что у него было все: признание в профессии, любовь друзей, но он постоянно ловил себя на мысли о гребле. Ныла душа, и тянуло снова поехать на Крестовский остров. Однажды Юрий Сергеевич пришел в свой гребной клуб «Знамя» и… остался.

Еще много лет он делил свою любовь и привязанность между тренерскими заботами и мастерской художника по металлу. Он набрал группу совсем юных ребят и девочек и довел самых талантливых и трудолюбивых до спортивных высот. Сестры Кондрашины стали заслуженными мастерами спорта. Елизавета неоднократно побеждала в чемпионатах страны, международных регатах и чемпионатах Европы. Младшая, Анна, пошла дальше, завоевав серебряную медаль на чемпионате мира и Олимпийских играх в Монреале. Галина Ермолаева, напарница Елизаветы по двойке парной, в составе другого экипажа дважды становилась чемпионкой мира и завоевала серебряную медаль в четверке парной на Олимпиаде в Монреале.

Большие надежды подавал ученик Тюкалова Николай Баленков, побеждая соперников в чемпионатах страны и международных регатах, но трагический случай в горах оборвал его жизнь. Своим тренером считает Тюкалова  и Ирина Пименова (Фетисова), завоевавшая в одиночке награды чемпионата мира всех достоинств. Повторить ее достижение — стать чемпионкой мира в этом классе лодок — наши спортсменки не могли более десяти лет…

За успехи в подготовке таких замечательных спортсменов заслуженный мастер спорта Тюкалов стал и заслуженным тренером РСФСР. Теперь, кажется, этот неугомонный человек полностью реализовал свои возможности, добился всех намеченных высот. Что вспоминает он из бурного водоворота жизни?

Представьте себе, не Олимпийские игры, хотя выше Олимпа нет спортивной вершины и чемпионский титул иметь очень приятно. Он с теплотой вспоминает двор на 9-й Рождественской в центре Питера. Баталии мальчишек в футбол или лапту дом на дом, 18-й на 20-й. Когда родители, оставив нескончаемые дела, присаживались у подоконника и в раскрытое окно подбадривали своих чад. В воскресный день, пока была жива глава большой семьи — бабушка, все собирались за обеденным столом. Как дружно тогда жили! То была самая счастливая пора.

Он вспоминает гребной клуб, но самые первые годы. Тогда на Крестовском острове было 16 клубов, в которых занимались более четырех тысяч ребят. Он с грустью думает о том, что сейчас осталось всего… два клуба и двести гребцов на весь Питер. Как много теряет нынешнее молодое поколение, которое не может найти свое место в этой жизни!

Гребной клуб «Знамя» был для Юрия Тюкалова и его друзей вторым домом, где они проводили все свободное время. После войны в гребном клубе праздновали день открытия и закрытия гребного сезона. Две восьмерки юношей и девушек, которые тренировала Вера Александровна Савримович, отмечали Новый год в доме тренера, поднимая в полночь бокалы с… кефиром или молоком. В каждом гребном клубе был учебный плот, на котором в конце сезона ходили в поход. «Знаменцы», погрузив на свой плот мячи, самовар, котелки для ухи, удочки, хлеб, картошку и… патефон, шли под флагом клуба с музыкой на остров Вольный, где играли в футбол и волейбол, купались и загорали, ловили рыбу, варили уху, пекли картошку и пели песни у костра. А впереди у них была еще целая жизнь…

 

 

 

г. Санкт-Петербург, Вязовая ул., д. 4